towmater_76 (towmater_76) wrote,
towmater_76
towmater_76

Category:

Эрик Принс - Civilian Warriors. Макс Бут - Послесловие: Эрик Принс и ЦРУ. Часть I

Послесловие: ЦРУ и Эрик Принс
Макс Бут


ЦРУ предпочло бы, чтобы вы не читали эту главу.

Первоначально Эрик Принс написал главу о своих взаимоотношениях с ЦРУ для этой книги, однако, будучи связан условиями соглашения о неразглашении, он был вынужден представить рукопись для рассмотрения в Комиссии по публикациям при ЦРУ, уполномоченную удалять любую не подлежащую разглашению информацию (и которая зачастую подходит к своим обязанностям столь рьяно, что удаляет даже общедоступную информацию, которую за считанные секунды найдет любой читатель Википедии). К моменту окончания работы цензоров, текст понес столь существенные утраты, что Принс и его издатели сочли главу не подлежащей восстановлению. Поэтому издатель попросил меня написать это послесловие, в котором будет содержаться основная информация о связях Принса с ЦРУ, подчерпнутая из общедоступных источников. В процессе написания я не имел доступа ни к какой секретной информации и не общался с Принсом, с которых у меня нет ни личных, ни деловых контактов. Фактически мы встречались всего один раз – несколько лет назад он показал мне комплекс Блэкуотер в Северной Каролине, который за многие годы он показывал множеству других писателей и журналистов. Его цитаты, приведенные ниже, взяты из ранее опубликованных статей в СМИ.

Описанное не является точкой зрения ни самого Принса, ни его защитников, но взглядом беспристрастного наблюдателя, пытавшегося составить по возможности наиболее точное описание событий, взятое из открытых источников – что, разумеется, не сможет дать полного представления о происходивших событиях. Обо всем знают лишь лица, допущенные к секретным документам ЦРУ, а, учитывая склонность официальных лиц избегать записи самой щекотливой информации, находящейся в их распоряжении, возможно не знают они. Однако я изо всех сил старался обобщить все, что известно посторонним о том, что происходило между Эриком Принсом и ЦРУ.

Макс Бут, старший научный сотрудник Джин Джей Киркпатрик по изучению проблем национальной безопасности при Совете по международным отношениям и автор пяти книг, последняя из которых Невидимые армии: Полная история партизанской борьбы с древних времен до наших дней.



После того, как 11 сентября 2001 года боевики Аль-Каиды направили угнанные самолеты в сторону Всемирного Торгового Центра и Пентагона, США начали войну с сетью тайных организаций, к которой оказались неготовы. Этот недостаток подготовки создал возможности для ведения бизнеса Блекуотер и прочим компаниям частного сектора, которые стремились оказать содействие вооруженным силам и разведывательным органам, столкнувшимся с трудностями ведения неизвестной доселе войны с терроризмом.

В десятилетие, прошедшее со времен Войны в Заливе, внимание вооруженных сил США было сосредоточено на высокотехнологичных операциях обычных войск, подпадавших под определение «сетецентрической войны» - более подходящих для уничтожения танков Саддама Хусейна в иракских пустынях, нежели для обнаружения и ликвидации отдельных террористов, скрывающихся среди мирного населения. Военные спецподразделения, такие как Дельта Форс, были лучше подготовлены для выслеживания скрывающихся террористов, однако они редко получали задания такого рода от не желавших рисковать вашингтонских политиков, опасавшихся повторения истории с «Падением Черного Ястреба». Генерал Питер Шумейкер, бывший начальник штаба армии, возглавлявший Командование специальных операций, с сожалением констатировал: «Командованию никогда не поручали подобные задания, что нас весьма расстраивало. Ситуацию можно сравнить с новеньким Феррари в гараже, которым никто не хотел пользоваться из опасения помять крыло.»

Со своей стороны ЦРУ, ведущее национальное агентство, занимавшееся сбором разведывательной информации – то есть шпионажем – претерпело значительное сокращение возможностей проводить тайные операции по сравнению не только с напряженными 60-ми годами, когда оно вело «тайную войну» в Лаосе, но даже и с 80-ми, когда поставки вооружений моджахедам помогли вытеснить Красную Армию из Афганистана. У ЦРУ сохранились слабые связи с некоторыми бывшими моджахедами, ныне вошедшими в состав Северного Альянса, группы мятежников, сражавшихся с Талибаном и их союзниками из Аль-Каиды за контроль над Афганистаном. Однако у ЦРУ не было сотрудников, постоянно находившихся на территории захваченного талибами Афганистана или Ирака времен Саддама Хуссейна. Поскольку США не поддерживали дипломатических отношений с этими государствами, в них не было посольств, которые служили бы прикрытием и базой для сотрудников ЦРУ, выдающих себя за дипломатов.

Национальная секретная служба, подразделение ЦРУ, занимающееся шпионажем, пострадало с результате урезаний бюджета, последовавших после окончания Холодной войны. Подразделение Секретной Службы, занимавшееся силовыми операциями и для приличия названное Управлением специальных операций (Special Activities Division), пострадало еще больше. В ноябре 2001 года Боб Вудворд сообщил Вашингтон Пост, что в состав УСО (SAD) – подходящее по смыслу сокращение (если я правильно понял, Бут намекает на английское слово sad – печальный, унылый) – входило всего лишь «150 бойцов, пилотов и специалистов», что является примерным аналогом армейской роты.

Однако, несмотря на малочисленность, УСО все еще могло наносить удары, по силе несоразмерные своей весовой категории. На момент написания Вудвордом этих слов, оперативники ЦРУ и «группы-А» войск специального назначения уже находились на территории Афганистана, задолго до прибытия туда более внушительной обычной армейской группировки. Первой на использовавшемся ЦРУ вертолете российского производства прибыла группа Jawbreaker. 26 сентября 2001 года она доставила миллионы долларов наличными для подкупа полевых командиров Северного Альянса. Группы-А, более известные как Зеленые береты, прибыли несколькими неделями позже, и привезли с собой сложные связные устройства, при помощи которых они могли наводить удары авиации. Это мощное сочетание возможностей значительно усилило ударную мощь Северного Альянса и положило конец контролю Талибана над Афганистаном.

В то время как войска специального назначения оказывали военную помощь, которую не могло оказать ЦРУ, оперативники ЦРУ, многие из которых сами в прошлом служили в подразделениях специального назначения, продемонстрировали, что могут развернуться быстрее и с меньшими ограничениями, нежели их облаченные в военную форму коллеги. Это связано с тем, что ЦРУ действует согласно 50-му разделу Свода законов США, разрешающему проведение тайных операций по решению президента, в то время как военные подчиняются 10-му разделу, с более серьезным контролем со стороны общественности и Конгресса – и с более внушительной цепочкой командования. Военные операции часто «секретные», секретность необходима для достижения эффекта внезапности, однако впоследствии признается, что операция проводилась Вооруженными силами США. ЦРУ же, напротив, уполномочено проводить «тайные» операции, которые законодательство определяет как «оказание влияния на политическую, экономическую или военную обстановку за рубежом, при отсутствии указаний на участие в событиях Соединенных Штатов и принятия на себя ответственности последними». Другими словами, операции ЦРУ разрабатываются таким образом, чтобы иметь возможность отрицать свое участие, чего не могут позволить себе военные. (Иногда солдаты войск специального назначения также действуют в гражданской одежде, однако эти случаи сравнительно редки).

ЦРУ также осуществляет, по крайней мере теоретически, изучение различных регионов, обладает опытом решения вопросов с «проблемными» иностранцами – а также готовностью выполнять опасные задания без задействования вспомогательной инфраструктуры, которая требуется военным (например иметь поблизости и наготове подразделения быстрого реагирования и поисково-спасательные группы). Первым погибшим в Афганистане после 11 сентября американцем стал Джонни «Майк» Спэнн, сотрудник SAD, погибший 25 ноября 2001 года в ходе восстания в тюрьме Кала-и-Джанги.

Для ЦРУ и войск специального назначения – имевших общего предшественника в лице Управления стратегических служб времен Второй Мировой войны, основанной кумиром Эрика Принса «Диким Биллом» Донованом – поражение Талибана осенью 2001 года стало звездным часом. Однако на взятии Кабула и установлении режима Хамида Карзая в качестве поддержанной Западом альтернативы Талибану их работа не была завершена. Талибан и Аль-Каида понесли поражение, но не были уничтожены. И те и другие нашли прибежище на границе с Пакистаном, где начали подготовку к новому наступлению. С точки зрения Вашигнтона, главной задачей было не оставлять экстремистов в покое, что, в свою очередь, требовало значительного увеличения присутствия американской разведки в Афганистане и в племенных регионах Пакистана.

После атак 11-го сентября ЦРУ начало нанимать тысячи новых работников для ведения глобальной войны с терроризмом. Многие из них были молоды и неопытны, большинство из них нанимались для сбора или анализа разведывательно информации, а не в качестве бойцов. Однако сбор информации в охваченной хаосом стране, такой как Афганистан или чуть позднее Ирак, не имело ничего общего с подобной практикой в Восточной Европе во времена Холодной войны. В те дни основным противником ЦРУ был КГБ, соперничающая спецслужба, игравшая по тем же правилам. Обе стороны стремились затруднить противнику сбор информации, однако обе стороны признавали дипломатическую неприкосновенность. Сотрудников ЦРУ могли арестовать в России, однако после этого их не казнили, а высылали из страны. (Совсем другое дело местные агенты, завербованные ЦРУ – как предателей Родины их ждала смертная казнь либо длительное тюремное заключение). Талибан же и Аль-Каида, напротив, не соблюдали правил «цивилизованного» шпионажа. Они стремились уничтожить любого пришельца с Запада, будь то солдат, представитель организации, оказывающей гуманитарную помощь, журналист, дипломат или разведчик. После поражения талибов, Афганистан все еще оставался территорией, где не соблюдались законы, и нападения со стороны талибов или обычных преступников представляли собой смертельную угрозу для сотрудников ЦРУ, занимавшихся сбором информации.

К сожалению ЦРУ не обладало достаточным количеством бойцов для охраны всех сотрудников резидентуры, занятых сбором информации, вербовкой местных союзников и организацией рейдов против Аль-Каиды и движения Талибан. В 2004 году статья в журнале Foreign Affairs упоминала о «600-700 оперативниках» в штате ЦРУ (точное количество засекречено), что значительно больше общего количества в 150 человек, приведенное Бобом Вудвордом тремя годами ранее, однако все еще недостаточно для удовлетворения все возрастающей потребности в их услугах. С началом вторжения в Ирак весной 2003 года ситуация только обострилась. Теперь ЦРУ приходилось вести две войны. ЦРУ пыталось восполнить нехватку персонала, одалживая бойцов у армейских подразделений спецназначения, согласно процедуре, именуемой «использование военных под прикрытием». Однако УСО, как и Global Response Staff (не знаю как правильно по русски будет), выполнявший функции охраны сотрудников Секретной службы за рубежом, были по-прежнему перегружены.

В этот момент на сцене и появилась Блэкуотер, которая собиралась перейти от простой подготовки военных и полицейских в своем обширном комплексе в Мойоке, Северная Каролина, к отправке своих сотрудников для содействия и защиты увеличивающегося американского контингента в Афганистане и Ираке, что сочеталось с растущим стремлением правительства США больше полагаться при ведении войн на частных подрядчиков. Если во времена Войны в Заливе один подрядчик приходился примерно на шестьдесят военнослужащих, то в Ираке и Афганистане, после долгого периода сокращения численности и операций армейцев, соотношение приблизилось к 1:1, означая, что вслед за сотней тысяч участвующих в операции военнослужащих для их поддержки отправятся сто тысяч подрядчиков. Цифры, касающиеся деятельности разведки, засекречены, но, несомненно, соотношение будет таким же.

К примеру, в 2010 году Вашингтон Пост писала, что из 854000 человек, допущенных к секретной работе, 265.000 являются подрядчиками, что составляет примерно треть от всей численности сотрудников разведывательного сообщества. В самом ЦРУ, продолжала Пост, работало 10.000 подрядчиков из 114 различных компаний.

Блэкуотер была лишь одной из многих компаний, которые стремились восполнить растущую необходимость в их присутствии, притом далеко не самой крупной. (Например Вашингтон Пост пишет, что «доход от деятельности отделений Дженерал Динамикс, связанных с разведкой и обработкой информации, которые и делают львиную долю всей секретной работы, вырос с 2.4 биллиона долларов в 2004 году до 10 биллионов во второй четверти 2009 года). «Вспомните, в каком положении находилось ЦРУ после 11-го сентября,» - говорит Пит Хоэкстра, отставной конгрессмен, с 2004 по 2006 год возглавлявший Комитет палаты представителей по разведке,  а затем занимавший в ней высокую должность. «В 90-е гг. они были разгромлены. Они посылали неопытных рекрутов в Афганистан и другие места. В поисках нужных знаний и навыков им пришлось обратиться к подрядчикам со стороны, таким как Блэкуотер, чтобы убедиться, что их задачи будут выполнены.»

Принс вспоминал, что он стремился помочь своей стране после 11-го сентября. Он попытался устроиться в Управление специальных операций, и по его словам он подходил по всем параметрам, однако ему отказали на основании «недостаточного боевого опыта», вероятнее всего по причине сравнительно краткого срока службы в рядах SEALs.

Принс не привык легко сдаваться. У него не было обширных связей в ЦРУ, однако он был знаком с «Баззи» Кронгардом, исполнительным директором ЦРУ, сын которого, как и сам Принс, служил в SEALs. Он обратился к Кронгарду, и через него связал ЦРУ с информаторами в Афганистане. В своей книге Принс свидетельствует – в других источниках эта информация отсутствует – первоначально связь с Афганистаном осуществлялась через его друга, Чарли Сантоса, работавшего на Саудовскую нефтяную компанию и по стечению обстоятельств дружившего с влиятельным афганским полевым командиром Абдулом Рашидом Дустумом. Принс утверждает, что он связал Сантоса с ЦРУ, установив прямую связь с Дустумом, что очень пригодилось осенью 2001 года. В дальнейшем Блэкуотер с самого начала занималась не только обеспечением безопасности  – что являлось основным видом ее деятельности – но и сбором информации, что афишировалось значительно меньше.

Вскоре участие Блэкуотер в деятельности ЦРУ значительно увеличилось. В начале 2002 года Блэкуотер получило контракт на обеспечение безопасности новой резидентуры ЦРУ в Кабуле. Предполагалось, что о ее местонахождении никому не известно, однако ни для кого не являлось секретом, что она расположена в отеле Ариана, в центре города, неподалеку от американского посольства и командования многонациональных сил. Принс утверждает, что сам был в числе первых охранников, помогая разработать стандартные процедуры обеспечения безопасности, работая над тактикой и техникой, которые вскоре начнут применяться в значительно большей степени на территории Афганистана и Ирака.

Для выполнения повседневной работы Блэкуотер старалась нанимать ветеранов войск специального назначения США. Для работы с ЦРУ нужно было пройти значительное более строгую проверку, нежели обычным охранникам, которая включала прохождение тестов на детекторе лжи. Тех, кто подходил под стандарты ЦРУ, нанимала дочерняя компания Блэкуотер Селект. Им платили 550 долларов в день, и они пользовались значительно большей свободой действий, нежели была им знакома по иерархичной и подчинявшейся строгим правилам структуре вооруженных сил. У них даже была надежда отпроситься пропустить стакандик в нерабочее время – в жившей по строгим законам Ислама стране, где американским военным запрещалось употреблять алкоголь даже на территории собственных баз, «Талибар» ЦРУ был одним из немногих мест, где можно было напиться на законных основаниях.

Справляясь с обеспечением безопасности Кабульской резидентуры, Блэкуотер удалось заслужить доверие ЦРУ и возможность заключить новые контракты на охрану других объектов ЦРУ, появлявшихся на севере и востоке Афганистана – в самом рассаднике талибов. Блэкуотер не только предоставляли охранников для каждого объекта, его авиационное подразделение, Президеншл Эйруэйз, помогали снабжать базы ЦРУ наряду с армейской авиацией. Самолеты Блэкуотер выполнили тысячи вылетов, самолеты снижались до малой высоты, чтобы сбросить на парашютах груз для небольших опорных пунктов. Растущая роль Блэкуотер в деятельности ЦРУ не афишировалась, общество узнавало о ней только если дела шли плохо.

Тридцатого декабря 2009 года на оперативной базе Чепмен, анклаве ЦРУ на территории восточной провинции Хост, всего в нескольких милях от пакистанской границы, события развернулись по наихудшему сценарию из возможных. Руководитель филиала ЦРУ, Дженнифер Мэтьюз, несколько ее подчиненных и офицер иорданской разведки собрались для встречи с Хумамом Халил Абу-Мутал аль-Балави, иорданским врачом-джихадистом, завербованным ЦРУ и иорданской разведкой для проникновения в высшие эшелоны Аль-Каиды. В действительности Аль-Каида перевербовала аль-Балави, который стал «тройным» агентом и террористом-смертником. Вместо разговора с разведчиками аль-Балави подорвал их при помощи пояса шахида, спрятанного под одеждой. При взрыве погибло девять человек, не считая самого аль-Балави, что стало самой крупной потерей ЦРУ со времен подрыва американского посольства в Бейруте в 1983 году.

В числе погибших было два сотрудника Xe Services, тогдашнего названия Блэкуотер: сорокашестилетний Дейн Парези, бывший Зеленый Берет, отличившийся ранее в Афганистане и награжденный Бронзовой Звездой, и тридцатипятилетний экс-SEAL Джереми Уайз. Тот факт, что аль-Балави удалось взорвать бомбу в присутствии охранников Блэкуотер, может означать, что Парези и Уайз не справились со своими обязанностями, однако последовавшее расследование подтвердило правильность их действий и сняло с них все обвинения в небрежности.

Наиболее полное описание теракта – Тройной агент, написанное лауреатом Пулитцеровской премии Джоби Уорриком, репортером Вашингтон Пост – показывает, что Парези и Уайз относились к исходящей от аль-Балави опасности более серьезно, нежели их беспечные коллеги из ЦРУ, настоявшие на допуске того в пределы базы даже без обыска. «Парези» - пишет Уоррик, - «был крайне скептически настроен относительно мер безопасности, предлагаемых офицерами, и он не скрывал этого, поделившись опасениями со своим начальством (Блэкуотер) в Вирджинии и с начальником службы Безопасности ЦРУ в Хосте Скоттом Робертсоном (также погибшим при взрыве).»

Уоррик добавляет, что Парези «славившийся своей невозмутимостью и способностью уделять внимание малейшим деталям», не отмалчивался, если решения начальства «раздражали его», однако он «знал свое место» - «ему нужно было кормить семью, и он продолжал выполнять свою работу, даже если она ему не нравилась».

В день встречи Парези и Уайз хорошо справились с задачей, хотя им и не удалось предотвратить взрыв. Уоррик пишет, что два охранника «инстинктивно подняли оружие, когда аль-Балави не стал выходить с их стороны машины», а затем «с растущей тревогой следили, как он обходит машину, одной рукой опираясь на костыль, а другую зловеще пряча под одеждой.» Оба одновременно крикнули: «Руки вверх! Достань руки из под одежды!» Вместо этого аль-Балави подорвал свой пояс шахида.

ЦРУ почтило память Парези и Уайза, добавив звезды на мемориальную доску, где перечислены сотрудники ЦРУ, погибшие при исполнении своих обязанностей, несмотря на то, что, будучи подрядчиками, они не были удостоены похорон на Арлингтонском национальном кладбище. Блэкуотер удалось отразить множество других нападений на сотрудников ЦРУ в Ираке и Афганистане, компания, несмотря на скандальную репутацию, имела впечатляющий послужной список по охране важных персон – что косвенно признавалось правительством США, постоянно продлявшим контракты Блэкуотер на оказание услуг по обеспечению безопасности.
Дейн Парези и Джереми Уайз


Аль-Балави - якобы прямо перед подрывом


Tags: blackwater, erik prince - civilian warriors, us navy seal, ЧВК, Эрик Принс
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments